Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

маленький мальчик

Собрание сочинений Максима Мейстера

Начала выходить серия «Собрание сочинений» писателя Максима Мейстера (годы творчества 1992-2012). Всего планируется около 15 томов. Ссылки, по которым будут появляться книги:

* На «Литресе» (электронные книги)

* На «Амазоне» (электронные книги для Kindle)

* На «Озоне» (печатные версии по системе «Печать по требованию»)


маленький мальчик

Г. Данелия. "Неприличный", но очень филосовский кусочек (подроьнее смотрите в основном дневнике)

В сорок пятом как-то пришел отец вечером с работы с каким-то свертком. Зашел в спальню и вышел в форме – темно-синий китель, серебряные погоны; выпятил грудь и подбоченился.
– Это что? – спросила мама.
– А то, что ты теперь генеральша, а шкет (так он меня называл) – генеральский сынок.
(К концу войны, когда для железнодорожников ввели звания, отец стал генерал-директором третьего ранга. Генерал-майор.)
Мне, конечно, было приятно, что папаша – генерал, но в школе об этом не распространялся, потому что называться генеральским сынком я не хотел. Мне было неловко: почти у всех моих приятелей отцы погибли на фронте.
Отцу пришла повестка – вызов в военкомат. Отец поехал туда с работы (а на работу он обязан был ходить в форме) и сел в очередь. А генералы тогда были большой редкостью: генерал-майоров было раз в пятьдесят меньше, чем сейчас генерал-полковников. Кто-то сразу доложил военкому, что в очереди в коридоре сидит генерал. Тот выскочил из кабинета, вытянулся перед отцом:
– Здравия желаю, товарищ генерал!
Отец тоже встал:
– Рядовой необученный Данелия по вашему вызову явился! – и отдал ему повестку.
Был еще такой случай. В сорок пятом году пошли мы с отцом в Сандуновскую баню. Ходили мы туда каждую субботу, – еще до войны, с тех пор, как мне исполнилось пять лет, отец брал меня с собой. Я очень любил ходить с отцом в баню: там был бассейн, там можно было плавать (в этом бассейне отец и научил меня плавать, когда мне было пять лет). Перед бассейном отец всегда мылся у одного и того же банщика, Федора. «Кто сам моется, у того кожа не дышит, – говорил он. – Только банщик может открыть поры, чтобы кожа дышала».
И вот в тот раз отец только лег на лавку к Федору, – подошел невысокий упитанный человек, лет сорока и попросил отца освободить место, потому что имеет право мыться без очереди, ибо он генерал.
Когда он сказал, что он генерал, я почему-то сразу посмотрел на его пипиську. И банщик Федор тоже посмотрел на его пипиську. И отец…
– Товарищ, вы подождите немного, лег же уже человек! – сказал Федор.
– Что значит «лег»? Ты обязан сначала обслужить генерала! Правила надо соблюдать!
– А откуда мне знать, что вы генерал? На вас не написано.
– Потому что я тебе это сказал!
– А сейчас вот и этот товарищ скажет, что и он генерал, – Федор показал на от –
ца. – И как я проверю, кто из вас врет?
– Хорошо, – процедил упитанный и ушел.
– Генералы! – сердито ворчал Федор, натирая отца. – Правильно Ленин сделал, что шпокнул их всех. Нет, новые появились! Я бы их на Лобное место – и розгами, розгами!
И тут банщик вдруг замолчал и перестал тереть отца: между лавок, шлепая босыми ногами по мокрому кафельному полу, шел человек в генеральском кителе с орденами, надетом на голое тело.
И тут все перестали мыться и молча смотрели на это явление. И опять я заметил, что все внимание почему-то концентрировалось на его пипиське. Ну, пиписька как пиписька, ничего особенного. У отца и боевых орденов больше, и…
– Пошли в душ, шкет, – сказал отец и слез с лавки.
В душевой я спросил:
– Пап, а почему ты не сказал, что ты тоже генерал?
– Перед Федором неудобно. Подумал бы, что я такой же мудак.